Основная версия сайта
Высказывания. Цитаты. Афоризмы
Н. М. Карамзина


Бог – великий музыкант, вселенная – превосходный клавесин, мы – лишь смиренные клавиши. Ангелы коротают вечность, наслаждаясь этим божественным концертом, который называется случай, неизбежность, слепая судьба.

В одном просвещении найдем мы спасительное противоядие для всех бедствий человечества!

Время – это лишь последовательность наших мыслей. Душа наша способна к самопогружению, она сама может составлять свое общество.

Для нас, русских с душою, одна Россия самобытна, одна Россия истинно существует; все иное есть только отношение к ней, мысль, Провидение. Мыслить, мечтать можем в Германии, Франции, Италии, а дело делать единственно в России.

Для привязанности нет срока: всегда можно любить, пока сердце живо.

Для существа нравственного нет блага без свободы, но эту свободу дает не Государь, не Парламент, а каждый самому себе, с помощью Божиею.

Екатерина уважала в подданном сан человека, нравственного существа, созданного для счастья в жизни. Она знала, что личная безопасность есть первое для человека благо и что без нее жизнь наша, среди всех иных способов счастья и наслаждения, есть вечное, мучительное беспокойство.

Жизнь есть обман — счастлив тот, кто обманывается приятнейшим образом.

Жизнь наша и жизнь Империи должны содействовать раскрытию великих способностей души человеческой; здесь все для души, все для ума и чувства, все должно служить бессмертию в их успехах!

Как плод дерева, так и жизнь бывает всего сладостнее перед началом увядания.

Мало разницы между мелочным и так называемыми важными занятиями; одно внутреннее побуждение и чувство важно. Делайте, что и как можете: только любите добро, а что есть добро — спрашивайте у совести. Мужество есть великое свойство души; народ, им отмеченный, должен гордиться собою.

Мы вечно то, чем нам быть в свете суждено. Гони природу в дверь: она влетит в окно.

Не мешаю другим мыслить иначе.

Ничто не ново под луною:
Что есть, то было, будет ввек.
И прежде кровь лилась рекою,
И прежде плакал человек...

Оправдание некоторых жестокостей, всегдашнее мягкосердечие несовместимы с великостью духа. Великие люди видят только общее.

Превосходные умы суть истинные герои истории.

Республика без добродетели и геройской любви к отечеству есть неодушевленный труд.

Слова принадлежат веку, а мысли векам.

Смеяться, право, не грешно, Над всем, что кажется смешно.

Счастлив, кто независим, но как трудно быть счастливым, то есть независимым.

Так водится в здешнем свете: одному хорошо, другому плохо, и люди богатеют за счет бедных. Шагнуть ли в свет политический? Раздолье крикунам и глупым умникам; не худо и плутишкам.

Талант великих душ есть узнавать великое в других людях.

Что сделали якобинцы по отношению к Республике, то Павел сделал по отношению к Самодержавию: заставил ненавидеть злоупотребления оного.

Я презираю скороспелых либералистов: я люблю лишь ту свободу, которой не отнимет у меня никакой тиран.

Я чувствую великие дела Петровы и думаю:
«Счастливы предки наши, которые были их свидетелями!»
Однако ж — не завидую их счастью!

Источник: Афоризмы великих людей. – Режим доступа: http://www.wisdoms.ru/pavt/p102_2.html





Перечитывая "Вестник Европы" за 1802–1803 годы
(Цитаты из журнала)


* * *
Число и быстрота движений во всей европейской политике чудесным образом умножились; головы дымятся... Алчность ко злату, нужному для удовольствия страстей, которые прежде считались пагубными, рождает ныне диво за дивом. Воспаление пороков произвело более героических дел, нежели древние добродетели. Успехи человеческого разума, как в морали, так и в политике, чрезвычайны; все старые навыки теперь бесполезны, все старые пословицы смешны. Литература, которая питала некогда дух и сердце, стала одной забавой и приятным обманом.

* * *
Банкиры теперь в великом уважении; всякий лавочник хочет называться банкиром.

* * *
Все необыкновенные умы страстно желали великих перемен и новостей... Везде обнаруживалось какое–то внутреннее неудовольствие; люди скучали и жаловались от скуки; видели одно зло и не чувствовали цены блага. Проницательные наблюдатели... предсказали грозу с разительной точностью; гром грянул во Франции...

* * *
Дух торговли есть главный характер Америки. Все стараются приобретать... Роскошь в Европе соединяет людей, а здесь она холодна и заключается в тесном кругу семейства.

* * *
Недавно вышла на английском языке весьма любопытная книга, напечатанная в Германии (хотя на заглавном листе стоит имя Парижа). Автор неизвестен; но он имеет большие сведения и рассуждает основательно. "Границы России почти везде неприступны; окружены или океаном, неудобным для мореплавания, или азиатскими кочующими народами; а властвуя на Балтийском и Черном море, Россия безопасна и с других сторон. Армии целой Европы не дерзнут войти в ее пределы". Наконец автор, как ревностный британец, советует своему правительству всячески искать дружбы монарха российского.

* * *
Второй год нового века был новой эпохой для всей Европы... От Лиссабона до Константинополя, от Петербурга до Неаполя, видели мы великие государственные феномены, важные исторические достопамятности. 1802 год был зенитом могущества западной державы... Такое величие никогда не бывало долговечно. Всевышний строитель не позволяет людям воздвигнуть столпа Вавилонского.

* * *
Происшествия нашего времени так чрезвычайны, так негласны с правилами рассудка, с историей и политикой прежних времен, что разве одни рабы могут быть хладнокровными зрителями и безмолвствовать. Но не всякий из людей, благородных сердцем, может объявить публике свое мнение: тем более обязан журналист, уважаемый в своем отечестве, сказать, что он думает.

* * *
Видя новые тучи, которые собираются на политическом горизонте – видя, что делается в Европе, в Африке и в Азии – думаем, что время великих государственных происшествий еще не миновалось, и что первое десятилетие нынешнего века может быть весьма достопамятно в истории... Мы, частные люди, не знаем тайны кабинетов...

* * *
Аравии назначено быть колыбелью азиатских революций. Новый тамошний пророк, Абдул Вегаб, имеет уже, по новейшим известиям, многочисленное войско и приближается к Мекке. Он хочет восстановить святую веру Аллиеву, истребить секту Омарову. Слышно, что в войске его находятся иностранцы, которые всем управляют.

* * *
О посредстве нашего императора много пишут и говорят в Лондоне. В одном министерском журнале сказано, что доныне Россия все брала и побеждала; что сила ее беспрестанно возрастает и будет ужасной для Европы, как скоро падет Турецкая империя; что русские из Константинополя могут быть и в Египте.

* * *
Французское правительство уговаривает всех журналистов своих быть осторожнее, не повторять новостей без всякого разбора и лучше знать географию. Например, в одном из лучших парижских журналов сказано, что Франция желала бы владеть Крымом в Турции! Там же писали о большом Московском озере, которое во время бывшего у нас землетрясения выливалось из берегов своих!..

* * *
Люди очень умны в книгах и в разговорах; но стреляя из пушек друг в друга за какую–нибудь голую скалу, они еще довольно похожи на варваров или на своих дражайших предков...

Российская газета. Неделя. – 2016. – 11–17 февр. № 29 (897). – С. 8.