Книга памяти

а там ее ждало последнее письмо от Жени, которое пришло уже после гибели сына: «Не волнуйся,мама, что бы ни случилось вжизни, я все равно вернусь к тебе!» Мать снова вернулась в Черногорск, туда, где под холодными мраморными плитами покоится ее сынок. Много слез пролила она за эти годы, много передумала, много встретила добрых и черствых людей. Уже потом один государственный чиновник из органов как-то признался ей, что надписью на могильной плите сына «Погиб при выполнении служебных обязанностей в Афганистане», воспоминаниями о сыне, разговорами о ненужности и бессмысленности той войны Евдокия Артемьевна кое-кому доставляла много хлопот. Она была под контролем. И лишь когда открыто стали говорить об афганской войне, как о состоявшемся факте, ее оставили в покое. «Здравствуйте, уважаемая мама Ветрова Жени! Пишет вам его друг рядовой Ма- шьянов Владимир. Женя был очень трудолюбивый, смелый, сильный. Всегда говорил напрямую. Старослужащие солдаты уважали его, даже во всём советовались с ним. В октябре нас отправили в Афганистан. Когда мы летели в самолете, Женя был такой спокойный. А когда прилетели в Кабул, первое, что он сказал, были слова: «Серая и чужая для нас страна. Зачем мы пришли сюда?» 12 декабря он не вернулся из рейса: погиб при возвращении в часть. Для нас, кто знал его, навсегда останется добрая память о Жене. Лично я его никогда не забуду!» Добрые трогательные письма того периода хранит Евдокия Артемьевна вместе с наградами сына, как бесценные реликвии его короткой яркой жизни. Смолоком матери впитал в себя Женя все лучшие качества, которые так необходимы мужчине-защитнику. Его мать всегда верила и твердо знала: как бы ни сложилась дальнейшая жизнь сына, за него ей никогда не будет стыдно перед людьми. Она верила в его самостоятельность, честность, порядочность. Мечтала, что отслужит сын, женится, будут звенеть в ее квартире детские голоса внуков. Она будет возиться с ними и радоваться спокойной обеспеченно^ старости. Но... В'ее черногорской квартире много Жениных фотографий, портретов. Она разговаривала с ним. И, ложась спать и просыпаясь утром, всегда говорила ему: «Доброе утро, сынок!» Для нее он всегда живой. Прошли годы. Притупилась боль утраты, но обострились свои физические и душевные раны. 31 год работы на шахте под землей, заполярный тяжелый климат, горечь утраты сына - всё разом обрушилось на нее. «Пока я передвигаюсь, буду ходить к сыночку на могилку. Ну а если что случится, что же поделаешь, быстрее встречусь с ним на том свете, - горько шутила она. - А на кого мне рассчитывать? Рассчитывала на Женечку, но его у меня забрали. А теперь кому я нужна? Сегодня вот встала и разговариваю с ним: «Нет тебя, родной мой, и никому я уже не нужна. Не казни себя, милый, за все унижения и боль, которые испытываю я. Ты не виноват в этом. Кто бы мог подумать, что таким безрадостным будет мой конец. Быстрее бы он наступил! Трудно и горько, сынок, но ты не переживай, не твоя в этом вина. Ты свой долг выполнил. Может, я неправильно воспитывала тебя? Может, жить надо было по-другому? Но жизнь назад уже не вернуть и тебя тоже. Прости меня, сынок!»

RkJQdWJsaXNoZXIy MTE4NDIw