Календарь знаменательных и памятных дат - 2023
Основная версия сайта

Календарь знаменательных и памятных дат - 2023 год

31 января
Абумов Юрий Юрьевич

(к 55-летию)

Юрий Юрьевич Абумов родился 31 января 1968 года в селе Аскиз (Республика Хакасия). Сразу после окончания Аскизской средней школы в 1985 году был принят на должность литсотрудника в районную газету «Хакасский труженик». Одновременно поступил на заочное отделение факультета журналистики Иркутского государственного университета. После службы в армии перевёлся на очное отделение и в 1992 году получил диплом журналиста.

С 1992 по 1995 год работал в районной газете «Хакасский труженик», где прошёл путь от корреспондента до главного редактора. Затем влился в состав республиканской газеты «Хакасия», где проработал 10 лет (1995—2005). Был собственным корреспондентом по Аскизскому и Таштыпскому районам, старшим корреспондентом, редактором отдела экономики.

С 2005 по 2009 год работал в пресс-службе Арбитражного суда Республики Хакасия.

В 2009 году вернулся в газету «Хакасия». С 2015 по 2017 год был главным редактором газеты «Хакасия». В настоящий момент исполняет обязанности первого заместителя главного редактора.

Юрий Абумов является победителем Всероссийских конкурсов журналистского мастерства: «Основа РОСТА» в номинации «За объективность авторской позиции», «Золотой гонг» в номинации «За мужество и принципиальность в отстаивании позиции», «Моя провинция» в номинации «Печатные издания», «Панацея» в номинации «Местная больница». Также он выиграл два Межрегиональных конкурса журналистского мастерства: «Сибирь — территория надежд» и «Сибирь.ПРО». В 2012 году Юрий Абумов был признан лучшим журналистом Республики Хакасия. Одержал четыре победы в Конкурсе среди парламентских журналистов и средств массовой информации Республики Хакасия «Хрустальный барс» в номинации «Доступно о главном».

Достижения Юрия Абумова на литературной почве нашли своё отражение в его книгах. В 2011 году он был в составе авторского коллектива книги «Хакасия: Время в лицах». В 2012 году вышла первая авторская книга «Хакасия: Мы идём уникальными тропами». Далее была издана авторская трилогия «Дневник провинциального журналиста», куда вошли книги: «Отпили верблюду горб» (2014), «Ведьмина Коса» (2017), «Олени в облаках» (2020). Впоследствии книга «Ведьмина Коса» была переиздана Домом литераторов Республики Хакасия.

Юрий Абумов — заслуженный журналист Российской Федерации, заслуженный работник культуры Республики Хакасия, член Союза журналистов России, член Союза писателей России. Награждён Почётным знаком Союза журналистов России «За заслуги перед профессиональным сообществом».

27 ноября 2013 года Юрий Юрьевич Абумов принял участие в Эстафете Олимпийского огня «Сочи 2014» в городе Абакан.

26 июля 2022 года Юрий Юрьевич Абумов удостоен литературной премии Главы Республики Хакасия — Председателя Правительства Республики Хакасия имени Николая Доможакова за книгу «Ведьмина Коса».

Е. Абумова

В жизни — либо слово, либо дело! Но моё дело — слово!


Несколько вопросов журналисту, прозаику и просто увлечённому человеку Юрию Абумову, который может одновременно читать несколько книг, смотреть несколько фильмов, писать много статей и создавать пару книг.

— Что для вас журналистика?

— На самом деле очень многое! Но прежде всего — это уникальная возможность прожить не одну, не две, а десятки и сотни жизней.

Да, есть люди замечательных профессий, которые ей преданы. Поэтому врач изо дня в день лечит пациентов, учитель даёт знания школьникам, механизатор работает в поле, шахтёр добывает уголь, водитель собирается в дорогу, полицейский выходит на охрану порядка, пожарный выезжает на тушение огня и так далее.

А журналист чаще всего и сам не знает, что ему предстоит делать завтра! У него каждый день — новый. Поэтому он запросто может оказаться в той же школе или в больнице. Может отправиться в музей или выехать в поле на комбайне. Может спуститься в молибденовый карьер или в золотоносную шахту. Может освещать открытие памятника, начало художественной выставки, театральную премьеру или ремонт дороги. Другими словами, он всегда находится в центре событий, в зоне происшествий, в пределах добра и зла. Из-за чего с ним здороваются люди самых разных рангов, статусов и социальных положений.

Дороги журналиста вообще непредсказуемы. Сегодня ты летишь в промороженный Хабаровск. Завтра, ошпарившийся южным солнцем, ныряешь в Чёрное море, где-нибудь в районе Сухума. Послезавтра оказываешься в промытом дождём Минске. А под Новый год срываешься в Москву на пресс-конференцию президента России. И это всё по работе!

Ну, скажите, при каких ещё обстоятельствах, при каком раскладе мне парню из села Аскиз, из Хакасии удалось бы лично пообщаться с тремя президентами (Путин, Медведев, Лукашенко) и каждому задать вопрос. Нет, такую возможность дарит лишь журналистика, и только она!

Плюс такое эпохальное событие, как моё участие в эстафете олимпийского огня. Да, в ноябре 2013 года я в форме олимпийца пронёс по улицам Абакана факел с огнём Сочинской Олимпиады и это было просто незабываемо!

— Как состоялся выбор профессии?

— Не поверите, по наследству! Сию тропу в нашей родове проложил мой двоюродный брат Пётр Петрович Тинников. Он жил в Таштыпе и работал в районной газете «Под знаменем Ленина» (ныне «Земля Таштыпская»).

За Петей числились: эрудиция, остроумие, острословие, беспощадно талантливое перо, факультет журналистики Алма-Атинского университета, и внутренняя свобода. Так что мне пацану (он был 10 лет старше), глядя на эту раскованность и насыщенность жизни, захотелось стать таким же. Внезапно. За два месяца до выпускных экзаменов.

Срочно, буквально «на коленке», сделал пять газетных материалов, иначе документы на факультет журналистики не принимались. Далее сам Иркутский государственный университет. Творческий конкурс. Экзамены. Крах. Тут же повторный штурм заочного отделения. Удача. Армия. Желание бросить учёбу по причине своей «некомпетентности». Мудрый преподаватель Валерий Иосифович Кашевский, который, поймав меня в коридоре, сказал просто: «Из таких сомневающихся, как раз и рождаются профессионалы…».

И вот с 1992 года я буквально каждый день доказываю себе и другим, что Валерий Иосифович не ошибся!

Впрочем, так выглядит судьба журналиста лишь в беглом идеале. На самом деле всё шло трудно, зигзагом и с пробуксовками. Однако не мы ли рождены упрямыми и целеустремлёнными!

Да, в 1985 году, то есть сразу после окончания Аскизской средней школы, я буквально штурмом и ценой больших нервных потерь взял факультет журналистики Иркутского университета, да и то лишь его заочное отделение. В 17 лет оказался зачисленным в штат аскизской районной газеты «Хакасский труженик» на должность литсотрудника и некоторое время ничего выдающегося из себя не представлял. Не было во мне лёгкости, оригинальности, смелости, бесшабашного азарта и свободы, так свойственных моему брату. Но терпение и труд всё перетрут.

Конечно, мне пришлось и в армии отслужить, и на очное отделение университета перевестись, и всевозможные практики пройти, ну, и в 1992 году заново влиться в коллектив газеты «Хакасский труженик», уже в качестве дипломированного журналиста. Затем ещё немного ныряния с головой в реалии текущей жизни, а не в придуманные картинки, и мне всё-таки удалось из аморфного существа превратиться во что-то взрывоопасное и неуёмное.

Ничего не скажешь, 90-е годы — золотое время журналистики, когда, не глядя на запреты и разрушая каноны, ты мог либо добиться успеха, либо заработать свой полный и быстрый конец. Мне повезло, до сих пор жив и здоров!

А в чём не подфартило, так это в том, что в границах одного района и одной газеты молодому журналисту было скучно. Так что именно скука являлась главным двигателем прогресса в моём лице, ибо хотелось чего-то большего, звучного, горячего и животрепещущего. Поэтому хулиганил я не переставая, искал выход для нерастраченной энергии, выбирая для того самые неожиданные поводы и темы.

Регулярно направлял свои корреспонденции в Абакан. И поскольку эра смартфонов, компьютеров, планшетов, и самого Интернета ещё не наступила, процедура выглядела так. Набитые на печатной машинке «Башкирия» тексты я запечатывал в обыкновенные почтовые конверты, клеил на них почтовые марки и отправлял по различным редакциям. Вследствие чего мои статьи появлялись на страницах газет «Абакан», «ЮСВ», «Республика» и, конечно же, газеты «Хакасия», где я сейчас и работаю.

— Как попали в главную газету республики?

— Благодаря целому комплексу событий и обстоятельств.

В начале 1995 года мне, корреспонденту районки, предложили заключить контракт на совмещённую работу в «Хакасии». Подписал не думая, ведь раз мечты сбываются, грех от них отказываться! Хотя, надо признать, иногда они сбываются в чересчур экстремальной форме.

Я, конечно, поддерживал с «Хакасией» самые добрые отношения, меня там знали ещё как студента-практиканта — публиковали, присылали гонорары, что для 90-х годов событие нереальное. Только и моя карьера в районке вдруг начала развиваться так стремительно, что начав работу в «Хакасском труженике» в 1992 году, в 1995-м я уже стал её редактором.

Заслуга в том, конечно, была не столько моя, сколько тех политических событий, что бурно развернулись в Аскизском районе. Да и моё пребывание на посту вышло недолгим, ибо молод и горяч. На уступки не шёл, властные окрики не слышал, кусал руку, которая кормит, стоял на своём, гибкость не проявлял. За что быстро расплатился и должностью, и самой возможностью работать.

Получается, тот же ветер перемен, что закинул меня на высоту, быстро с неё и сдёрнул, заодно выкинув из редакции, но, к счастью, не из профессии. Ибо летящий в никуда уволенный журналист был сразу пристроен к делу газетой «Хакасия».

Благодаря чему следующие десять лет я провёл под крылом республиканского издания. Работал собственным корреспондентом по Аскизскому и Таштыпскому районам. В 2000 году переехал в Абакан, где в последующем испытал на себе дикие качели событий, в ходе которых то проваливался ниже дна, то взлетал до уровня главного редактора газеты «Хакасия». В общем, пережил интересное и насыщенное время. Ну, и кроме всего профессия подарила мне подругу жизни...

С Леной (теперь уже Абумовой) мы сдружились на работе, поженились на работе, родили на работе и вот уже больше двадцати лет на одной волне. А как было устоять перед отчаянной журналисткой, которая первой бросалась в гущу бандитских перестрелок, кои в нашем тихом Абакане тоже случались. И вообще, где она там вихрь событий, шума, веселья, огня и позитива. Вечером же разговоры на кухне. Бесконечные, вспыхивающие и успокаивающие, когда один начинает фразу, а другой завершает. Это ли не счастье! Это ли не любовь! В том числе к профессии…

— Если не журналистика, то где вы ещё можете принести пользу?

— Нигде! Проверено и установлено. В моей журналистской карьере было всякое — и хорошее, и плохое. Из-за последнего я был вынужден покинуть газету и четыре года (с 2005 по 2009 год) работал в пресс-службе Арбитражного суда Республики Хакасия. То есть оказался выключенным из профессии.

Увы, это было состояние выброшенной на берег рыбы, когда не хватает воздуха, полёта, когда напрочь исчезает ощущение нужности, полезности, востребованности, да и смысла твоего существования. Жизнь не в радость, работа не в счёт, каждый день словно каторга, и ты всеми фибрами души ненавидишь наступающее утро и с нетерпением ждёшь вечер. Кошмар!

Но! Принцип: «Всё, что ни делается, всё к лучшему!» — реально действует. Смотрите, благодаря жёсткому противостоянию я не задержался навсегда в Аскизе, а мог бы. Благодаря отлучению убедился, что вне журналистики — я никто!

Мне нужна эта работа и нужна её атмосфера. И когда после четырёхлетнего перерыва я вернулся обратно в газету «Хакасия», то без раздумий стал рядовым корреспондентом в сельхозотделе. То есть уже в третий раз начал всё сначала. Из командировок не вылезал, брался за любые темы и задания, набирал тексты, не поднимая головы, бесконечно звонил, уточнял, согласовывал. И лишь когда не стало хватать часов в сутках и дней в месяцах, когда загруженность стала выше головы и отдых мне начал сниться, я почувствовал себя в родной атмосфере…

— Как появилась литература?

— В мою судьбу журналистика пришла гораздо раньше, чем литература. Но, если говорить откровенно, литература могла бы и вовсе не прийти, так как на пороге Иркутского университета, куда я поступал в 1985 году, всё было по-честному.

Представьте — огромная толпа абитуриентов. В августе 1985 года она заполнила коридоры и холл второго этажа корпуса Иркутского университета, расположенного на улице Чкалова, 2. Кому не хватило места, заполнили собой лестницу и площадку между первым и вторым этажом. Волнение и ажиотаж зашкаливали, поскольку намечался старт творческого конкурса, который для абитуриентов-журналистов предварял начало вступительных экзаменов.

Но тут вышло неожиданное. Отделённые от огромной толпы хилой ленточкой, ещё неизвестные нам люди-преподаватели, оказавшись в поле зрения вчерашних школьников, сразу начали конкретный разговор:
— Писатели среди вас есть?
Лес рук.
— А поэты?
Густой лес рук.
— Очень хорошо. Всех, кто поднял руки, просим… на выход!
— Куда? — коллективный выдох.
— В Литературный институт, там для вас лучшее место …
— А здесь?
— Здесь готовят журналистов, которые 95 процентов своего времени расходуют на скучную, неинтересную и возможно никому ненужную рутину. И всего пять процентов, а скорее всего меньше им останется для удовлетворения творческих амбиций и душевных порывов. Кто из вас к подобному не готов, опять же на выход…

Я новость принял легко, потому что ни к писателям, ни к поэтам себя не относил. Но заметил, как масса абитуриентов колыхнулась. Она была возмущена и негодовала. Она ощущала себя обманутой и растоптанной на собственных мыслях, идеях, планах, рукописях. И эти страсти не утихали до самого зачисления, а в некоторых они кипели и до самого диплома. Но лишь для тех, кто в итоге стал профессиональным журналистом, судьба расставила вещи по своим местам, утвердив правоту иркутских преподавателей, которые знали, о чём говорили!

Ну, а дальше, как в сказке, где всё так, да не так. Рутина, конечно, взяла свою дань с каждого. После чего одни ей поддались, а другие напротив закалились, приспособились, испытали ностальгию по творчеству и обратили накатившую потребность в стихи и прозу.

Хотя нет! Не так! Это слишком румяная картина. На самом деле, одни (самые решительные) из профессии ушли, другие, как я (не самые решительные) остались, и от безысходности взялись крапать всякую ерунду для себя, чаще всего в стол и лишь иногда на публику. В моём случае это произошло, как раз в пору вынужденного прозябания в пресс-службе суда (я же говорил — нет худа без добра). Именно тогда родились первые рассказы, наброски, идеи, композиции (благо материал к тому времени накопился в избытке) и, главное, началась работа со словом, которую я всегда любил, и на которую всегда не хватало времени.

Да, в ситуации, когда тебе никуда не нужно лететь сломя голову, выполнять задания со сроком исполнения «вчера» и лупить тексты по таймеру, чтобы успеть до сдачи номера в типографию, такое время появляется...

— Что значит для вас работа со словом?

— Если говорить о работе со словом в журналистике, то вопреки известному изречению, мне слишком хорошо известно, как может отозваться это самое слово. И когда слышу от иных коллег — «никогда свои материалы не перечитываю, я о них забываю», то поражаюсь! В годы своей журналисткой юности я изводил соседей грохотом печатной машинки, делая за ночь по 4–5 вариантов одной и той же статьи, пока не добивался результата. И даже сейчас, когда под моими пальцами не жёсткие клавиши, а мягкая клавиатура, опубликованные тексты нравятся максимум пару дней. Далее начинаю обнаруживать ляпы, недоделки и внутренне краснею.

Если говорить о литературном слове, здесь другая история. Чаще всего автор и сам не знает, что за текст получится. Он экспериментирует, ищет, пробует себя в разных жанрах и стилях. Но мучения на этом не заканчиваются. И после отбивания последней точки для автора начинается самое страшное. Потому что возникает вопрос: «Будет ли это кто-нибудь читать, и будет ли это кому-нибудь интересно?».

Допускаю, есть авторы, не знающие сомнений и тревог. Возможно, это даже признак гениальности, а может и недалёкости. Не важно, так как индивидуально.

Если говорить за себя, то я живу в конфликте с самим собой. В состоянии выбора, который точно выразил Сергей Довлатов: «Надо либо жить, либо писать! Либо слово, либо дело. Но твоё дело — слово!».

— Вы уже получили ответ на самый «страшный» для писателя вопрос?

— Не скажу, что получил его в исчерпывающем виде, однако начальная пристрелка уже состоялась. За, что моя благодарность Сергею Александровичу Сипкину, возглавлявшему газету «Хакасия» с 2010 по 2018 год. Это был единственный редактор, который разрешил мне создавать авторскую колонку или рубрику под названием — «Отсебятина». С чего всё и началось!

Да, первые мои тексты в «Отсебятине», носили остросоциальный и текущий характер, но затем они съехали в сугубо литературные эксперименты, которые и получили первый одобрительный читательский отклик.

Это вселило в меня уверенность, которая обернулась изданием книги под названием «Отпили верблюду горб». В её основу, как раз вошли миниатюры из моей авторской колонки. И в отличие от двух моих предыдущих книг («Хакасия: Время в лицах» и «Хакасия: Мы идём уникальными тропами»), которые по сути являются сборниками статей, это уже была крепкая художественная публицистика. Нет, ещё не литература, но уже гораздо ближе к ней.

— А следующие ваши книги?

— Строго говоря мои дальнейшие книги: «Ведьмина Коса» и «Олени в облаках» шагнули ещё ближе к литературе, но в классическом смысле до неё не дотянули.

Возможно этому несколько мешает документальность моих повествований, поскольку я свои сюжеты не придумываю. Они все имеют под собой реальные события, в них задействованы реальные люди, во многих историях активно участвовал сам. К тому же «Ведьмина Коса», озвучившая истории из 90-х годов получилась довольно жёсткой, ну, каким собственно и было то время.

Да, и в книге «Олени в облаках», где был использован жанр путевых заметок, я густо замешал реальные события с художественной подачей. То есть больше отработал не как литератор, а как журналист. Поэтому, как писателя я себя ещё не определяю. Прозаик, да! Но до писателя мне ещё расти и расти.

— И с помощью чего вы собираетесь расти?

— Работаю сразу над двумя проектами, точнее над двумя книгами. Что абсолютно в моём характере. Я всегда одновременно пишу несколько статей, читаю несколько книг, смотрю несколько фильмов, часто переключаясь с одного на другое.

И пусть я вновь заложил в основу сюжетов реальных людей и реальные события, это всё равно будет мой громкий стук в двери литературы.

Поэтому очень надеюсь, что услышав его, мне всё же откроют двери…

Записала Ева Алиева

Книги Ю. Ю. Абумова

Абумов, Ю. Ю. Хакасия: мы идём уникальными тропами : сборник газетных материалов / Ю. Абумов. — Абакан : [б. и.], 2012. — 364 с. : ил., цв. ил., портр.

Абумов, Ю. Ю. Дневник провинциального журналиста : сборник / Юрий Абумов ; фото: Юрий Абумов, Елена Абумова, Лариса Кискидосова. — Абакан : [б. и.], 2014.

Т. 1: Отпили верблюду горб. — 2014. — 235 с. : ил., портр.

Т. 2: Ведьмина Коса / художник, дизайнер, фотограф Л. Ю. Баканова. — 2017. — 303 с. : ил., портр.

Т. 3: Олени в облаках : [дорожные впечатления] / Юрий Абумов. — Абакан : Хакасское книжное издательство имени В. М. Торосова, 2020. — 126, [1] с. : ил.

Абумов, Ю. Ю. Ведьмина Коса : повесть 90-х лет : записки журналиста / Юрий Абумов ; художники: Л. Ю. Баканова, Д. Ю. Абумова. — Абакан : Бригантина, 2020. — 121 с. : ил.